WWFC
07 Августа 2019

«Готова к UFC и морально, и физически». Светлана Гоцык - лучшая в украинском ММА среди девушек

Этот материал сделан совместно с Tribuna.com.

У 22-летней Светланы Гоцык нет кумиров в ММА, но есть стойкое желание быть среди лучших. В октагон она пришла из бокса, а среди достижений – пояс чемпионки по версии WWFC. Правда, на второй защите она его потеряла – в поединке против чешки Магдалены Сормовой, реванш с которой состоится 21 сентября. Именно жажда отобрать чемпионское звание у обидчицы мотивирует Гоцык сейчас больше всего.

«Тренируюсь в залах, где недостаточно нужного инвентаря»


- У вас всегда настолько ранние тренировки?

– Когда готовлюсь к бою – да. Утром и вечером занимаюсь. Сегодня была тренировка в 8 утра, но это когда тренажерный зал. А если бег на стадионе, то где-то в 6-7 утра.

График мы обсуждаем с тренером. Например, чем раньше, тем лучше – есть возможность прийти домой, поесть и лечь, чтобы восстановиться между первой и второй тренировками.

- MMA только набирает популярность в Украине, сильнейших пока в стране не знают. Как представитесь аудитории?

– Я лучше буду меньше говорить, а покажу себя в деле. Знаю, есть спортсмены, которые много говорят, занимаются трэш-током, привлекают к себе внимание. Это нормально, но я люблю показывать себя в боях. А там уже люди сами определятся, поддерживать меня и следить за карьерой или нет.

- Но ведь для бойца важно не только уметь драться, но и работать с публикой. Так же считает один из руководителей промоушена WWFC Денис Перч.

– Я согласна. Могу легко общаться с журналистами, давать интервью. На своей странице в инстаграме выставляю тренировки, объясняю, если кого-то какие-то детали интересуют. Люди подходят ко мне сфотографироваться, с удовольствием принимаю. Мне часто пишут, я не блокирую эти сообщения – отвечаю, даже когда спрашивают: «Привет, как дела?». Нет такого, что не буду ни с кем общаться.

Но я не стремлюсь к популярности. Живу этим спортом для себя и принимаю поддержку от людей, которые приходят на мои бои. У промоушена нет претензий к моему взаимодействию с аудиторией.

- Вас сейчас считают лучшей в женском ММА в Украине. Этого статуса вы достигли, готовясь в своем родном Каменском, в местном зале. Для мирового уровня этого хватит?

– Не хватит. Сейчас я тренируюсь в залах, где недостаточно нужного инвентаря. Надо выезжать на сборы, искать другие варианты. Плюс мало спарринг-партнеров среди девушек, а это очень важно. Для этого надо ехать в лагеря на месяц, два, три. Даже не только перед боем, а вообще. Приобретать новые знания.

Потому что у нас в городе условий нет. Приходится постоянно спарринговать с ребятами по 70-75 кг. Моего веса нет.

- Как вы тогда планируете в этих условиях выйти на топ-уровень? Как вы ищете эти возможности?

– Когда тебе предлагают новый контракт с другой организации – например, UFC, куда я очень хочу, – попадая туда, будет больше приглашений на сборы.

А сейчас моих тренировок и знаний моей команды хватает на то, чтобы я провела хорошо следующий бой здесь, в Украине. Если я подпишу контракт с другой лигой, буду пересматривать условия. Там другой уровень, другие девушки. Тогда уже будем решать с моей командой: куда лучше поехать, где можно новые знания получить.

- Сейчас как часто ездите на сборы?

– Последний раз я ездила в марте в Дубай на месяц. Мне их оплатили WWFC. До этого я еще была в Молдове три недели, также была в Одессе. Больше за границу на сборы не выезжала.

- В Украине есть залы с достаточными условиями, чтобы не ездить за границу?

– Есть в Киеве хорошие залы. Но на это все нужны деньги. Я не могу просто взять и переехать – мне там надо платить за жилье, питание, экипировку.

А у себя в городе у меня есть возможность и заниматься, и работать в зале. Если бы я сейчас работала на какой-то другой работе, не связанной со спортом, то у меня не было бы возможности тренироваться утром и вечером. Поэтому пока к переезду я не готовлюсь.

- К UFC уже готовы?

– Да. И морально, и физически. Хочу стать своей силой в этой организации.

«В боксе ты вышла на один бой, победила – и уже чемпион Украины. Ну что это такое?»


- В юности вы хотели вступить в Суворовское училище, потому что любите военную форму и оружие. Откуда это у вас?

– У меня папа служил в морфлоте. Когда была маленькая, смотрела его альбом иногда. У него эта морская форма, оружие. Затем он пошел работать пожарным, тоже у него форма была. Отец для меня стал примером.

И когда я выбирала место учебы, он предложил: «Почему бы тебе не пойти в Суворовское?». Я еще хотела в полицию. Мне очень нравится оружие, безумно просто.

Но чтобы улучшить свои физические данные, пошла на бокс. Там тренер предложил принять участие в соревнованиях. Попробовала, мне понравилось – много адреналина. Поняла, что мне удается. Когда спарринговала с мальчиками, мне удавалось их перебивать технически, хотя они, разумеется, сильнее были.

Так и решила, что пойду по спорту – чтобы я могла и учиться, и тренироваться. Поступила в спортивный колледж у себя в Каменском. К тому же, там мне разрешили ходить исключительно на тренировки по боксу и не ходить на тренировки по легкой атлетике.

- То есть, если бы не секции бокса и ММА в городе, вы бы не попали в свою стихию?

– Возможно, я бы тогда все же вступила в Суворовское училище. Не знаю. Я очень долго искала, не знала, куда пойду после школы. Просто внутри имела ощущение, что это будет что-то особенное. Не буду ходить на обычную работу.

А потом пошла на бокс, почувствовала этот адреналин – когда я могу приходить в зал, «убивать» себя и свои слабые стороны, когда тебе бывает так трудно, но ты все равно поднимаешься. В этом я получала кайф, это мне нравится. «Да, сегодня у меня это упражнение не вышло. Но завтра у меня получится», – так и затянуло меня. Я поняла, это мое.

- Другие занятия не вставляли?

– Да нет. В школе просто училась себе нормально, один раз на танцы пошла, на музыкальную группу сходила. Но все не то. Мне не интересно было. Никак. Не было желания развивать себя в этом направлении.

- Почему же тогда не продолжили в боксе?

– Стало меньше адреналина. Развития нет никакого. Ты никуда не выезжаешь, только по Украине катаешься. Спонсорства нет – мне родители помогали, давали деньги на сборы. Очень мало девушек было на тот момент. Приезжаешь на чемпионат Украины, а в твоей весовой категории всего две девушки.

Это сейчас уже в одной весовой по 5-10 девушек. А тогда ты вышла на один бой, победила – и ты уже чемпион Украины. Ну что это такое? Вообще ничего. Можно вообще не говорить, что ты что-то выиграла. Один бой – это такое.

Поэтому перешла в ММА, ведь это намного жестче, адреналина больше. Но не скажу, что сложнее – каждый вид спорта сложный по-своему.

- Во сколько лет вы перешли в ММА?

– В 2014 году. Мне было 16-17.

- Финансовая привлекательность ММА тоже повлияла на ваш выбор?

– В этом плане меня заинтересовало только то, что я могла выезжать на соревнования за границу и это все оплачивали – проживание, питание, перелет. Я не должна была идти к родителям, просить деньги. Понимала, что не буду сидеть у них на шее. И если себя хорошо покажу в Украине, меня позовут за границу. И там все оплатят.

- Как происходил этот переход?

– Когда решила перейти, просто нашла зал в своем городе. Пошла туда, перед тем поговорив со своим тренером по боксу. Мы мирно разошлись.

Пришла в ММА, тренер увидел меня и спросил: «Ты будешь для себя заниматься или планируешь выступать?». Ответила, что хочу выступать, испытать себя в октагоне.

Так занималась два месяца, потом поехала на любительский чемпионат мира, забрала его. После этого провела уже свой первый бой в октагоне.

- Каких навыков не хватало в новом виде спорта?

– Тяжело было сначала усваивать борьбу и технику ног. Первое я скорее втянула, а уже в конце у меня ноги пошли. Зато у меня уже была поставлена ​​база рук, отличная физическая подготовка – я могла оставаться на две тренировки подряд. Силы были.

На тренировках меня это задевало, если мне что-то не удавалось. Удушающий прием, я должна была его уметь делать. Понимала, что не могу выступать только с руками. У меня должен быть полный арсенал: руки, ноги, борьба. Я хотела работать универсально. Потому что если не сможешь бороться, тебя в каждом бою будут соперники переводить именно в борьбу – туда, где ты очень слабая.

- Какую роль играет то, в каком возрасте боец ​​переходит в ММА из других видов спорта?

– Это зависит от человека. Есть люди, которые приходят и сразу все усваивают очень быстро. А есть такие, которые пытаются-пытаются, но им не удается. Это индивидуально, не от возраста зависит.

- Лучше сразу пойти в ММА или сначала получить какую-то базу в другом виде?

– Знаете, мы с мужем решили – когда у нас будут дети, в первую очередь мы отдадим их на гимнастику. С трех лет. Чтобы изначально была гибкость, развиты суставы. А потом ребенок увидит, чем его родители занимаются, мы отдадим его еще на борьбу или же будем сами тренировать. Но заставлять заниматься боксом или ММА не буду – вдруг у него будут развиваться другие таланты. Гуманитарные, например.

Но гимнастика – прежде всего. А дальше это уже не так важно. Я сейчас работаю также тренером физического воспитания. Занимаюсь с детьми и вижу, как им этого не хватает. Не могут сделать кувырок, встать на мостик. Растяжка плохая. Потому что они начали заниматься с 10-12 лет, им этого не хватает.

- Вы сразу попали в промоушен, ​​как только перешли в ММА?

– Нет, я просто выступала, куда меня звали с тренером. Ездила в Таиланд, Китай. А потом появилась WWFC, она стала популярной. Они и предложили мне контракт после одного боя в Харькове.

- За чей счет вы ездили на соревнования до контракта?

– Мне тренер находил деньги частично.

- Вы бы переехали в другую страну ради ММА, если бы не подъем этого вида спорта в Украине?

– Я бы точно что-то делала, если бы не было WWFC. Я бы не сидела на месте, не бросила бы этот спорт. Еще до WWFC я выезжала за границу на соревнования, предложения уже были. Правда, я бы не смогла переехать туда полностью – тогда еще не было плотного фундамента для этого.

Можно сказать, что мне повезло с WWFC. Контракт хороший, условия тоже. За своих спортсменов они переживают, хорошие отношения.

- От других украинских промоушенов были предложения?

– Нет.

- По контракту с WWFC вы получаете деньги только за бои?

– Да. У меня нет зарплаты спортсмена. Была ранее стипендия от города. Но сейчас ее не выдают. Не знаю, по каким причинам.

- Сколько получаете за бой?

– Не имею права об этом говорить по условиям контракта.

- Насколько сейчас большая конкуренция в женском ММА в Украине?

– Она есть, но не прям такая. Очень трудно найти в Украине девушек в категории 52 или 48 кг. Больше девушек есть в 60 кг, 63 кг, 57 кг. А вот в этих двух трудно найти. Есть девушки уровня плюс-минус, которые только начинают. А вот тех, которые имеют хороший рекорд – очень мало.

За рубежом же ММА хорошо развит, там много девушек. Не важно, в какой категории.

- А как вы относитесь к смешанным поединкам типа Мейвезер – Макгрегор?

– Люди захотели сделать шоу, им это удалось. Они привлекли массу людей. Хотя я не считаю, что надо смешивать такие виды спорта. Потому что бокс и ММА – это совершенно разные виды спорта.


«Был бы возле меня человек слабее, я бы его просто задавила и все»


- Вас возможные травмы не отпугивали на старте карьеры? Вообще, вам ломали нос?

– Нет, слава богу. По боксу у меня вообще не было травм, только синяки. А в ММА у меня была одна травма – рассечение. И то, это случилось на тренировке, когда я спарринговалась. Сделали четыре шва и все. Слава богу, меня серьезные травмы обходят стороной.

И вообще об этом не стоит говорить – что у тебя травма была, что было трудно выступать. Потому что обычно после поражения говорят: «У меня была травма». Если у тебя травма, ты просто молчишь и все. Никому не интересно, что у тебя травма.

- Вы легче переносите боль?

– Болит – и переболит. Перетерпела и нормально. На следующий день легче стало. У меня даже сейчас синяк над бровью, когда с вами разговариваю. Ничего страшного.

Единственное, от чего неудобно, это взгляды со стороны. Особенно, когда муж идет рядом. Люди смотрят, а потом муж говорит: «Я с тобой больше никуда не пойду, потому что все думают, что я тебя бью». Люди же не понимают.

- Или понимают по-своему. Муж у вас ведь тоже боец.

– Нет, у нас этого нет. Почему я должна его бить? Почему он меня должен бить? Мы же любим друг друга. Я себе выбирала мужчину, который будет морально и физически сильнее, чем я. Был бы возле меня человек слабее, я бы его просто задавила и все. Он бы от меня ушел. А так у нас все решается разговорами.

- В жизни хоть как-то проявляется этот адреналин, который вы чувствуете в зале, на ринге, в октагоне?

– Нет. Я не влезаю в конфликты, не провоцирую. Разве что когда пойдет физическая атака на меня, тогда стоять не буду. Но сама не за то, чтобы сразу решать проблему кулаками. Понимаю, что я могу нанести человеку тяжелую травму. Зачем брать грех на душу?

Когда выходишь в октагон, понимаешь – против тебя такой же подготовленный боец, как и ты. Он знает об ударах, борьбе. А на улице человек, который никогда не занимался спортом, не получал ударов в лицо. Между ним и бойцом большая разница. У бойца натренированный пресс, он может принять удар. А обычный человек даже пресса не качал – его ударить, он сразу упадет. Это же дыхалка, солнечное сплетение.

В октагоне ты знаешь: будешь бить – тебе за это ничего не будет. Можешь человеку руку или ногу сломать. Это такой спорт, все знали, на что шли. А на улице за это тебя привлекут по закону. Да и той агрессии, что в октагоне, я никогда не чувствую в жизни.

- В карьере были моменты, когда испытывали недостаток мотивации? Когда не хочется вставать утром на тренировку, заниматься вообще.

– Не то, чтобы мотивация исчезала – она ​​всегда у меня есть. Просто бывают периоды перенасыщенности. Когда тренер делает мне замечания, что я долго тренируюсь и не даю себе отдохнуть. Он мне говорит: «Свет, достаточно». А я не слушаюсь, еще больше тренируюсь, потому что очень самокритична. И именно тогда, когда надо отдохнуть, я этого не делаю. А потом это играет со мной злую шутку. Когда тело уже просто не слушается. Когда ты поднимаешься, а оно не работает, не хочет вставать. И ты себя заставляешь. Это периоды, когда тяжело физически себя поднять. Не морально.

- Насколько для бойца важное прозвище? Вот у вас «Феникс». Что это дает?

– Психологическая установка. Кто-то называет себя волком, потому что таким себя чувствует внутри. Кто-то тигром или львом. Это может помогать психологически. А кто-то делает себе прозвище, чтобы выделяться из толпы спортсменов.

До титульного боя с Самантой Жан-Франсуа у меня не было прозвища. Не искала, не могу сама себя с кем-то сравнивать. Но потом организация попросила создать некий образ. Мне его придумал муж. Он меня тренирует, следит за мной, видит на тренировках, в боях, до и после них. Вот так и получилось с Фениксом. Я посмотрела на этот вариант и поняла, что он мне духовно подходит. Мне помогает.

- Что еще вам помогает? Ронда Раузи, например, перед боями максимально много занимается сексом.

– Когда готовлюсь к бою, кроме тренировок меня больше ничего не интересует. Я полностью всю себя отдаю этому спорту. Не могу заниматься еще чем-то. Разумеется, у меня есть муж. Но нет такого, что я четко это делаю, ведь у меня бой. Нет, я просто полностью отдаюсь спорту, ни на что не отвлекаюсь.

Например, питание также очень важно для восстановления. Есть тренажерные залы, где надо физику подгонять. Массаж важен. Вот мой муж пошел на курсы спортивных массажей, потому что у нас в городе нет специалистов, которые бы его делали. Надо самим выкручиваться, иначе на следующий день ты просто не встанешь. И так над каждым аспектом надо поработать.

Психологически подготовиться помогают медитации. Вот у меня сегодня спарринг, мне надо настроиться, послушать какую-то музыку, которая меня мотивирует, дать себе четкую задачу.

- С кем лучше спарринговать: с девушкой или с парнем?

– С девушкой. Тогда включаются эмоции, агрессия. Парень будет с тобой спокойно работать. И даже когда ты будешь его где-то перебивать, он ответит, но без эмоционального выплеска. А с девушкой все иначе: ты меня ударила сильно – я тебя ударю еще сильнее. С девушками сложнее, начинается уже другая игра.

Этих спаррингов мне как раз и не хватает. Поэтому мы максимально ищем девушек. В боксе ищем также. Это, конечно, не ММА, но мы тогда боксируем с ними.

- Какой ваш любимый удар?

– Нет такого. Есть наработанные комбинации, которые я люблю, но любимого удара нет.

- У вас есть родные сестры. У них такой же бойцовский дух, как у вас?

– Нет, они вообще спортом не занимаются. В семье у меня больше нет спортсменов. Не знаю, как так случилось.

Вот младшая сестра, которая еще учится в школе. Иногда приходит ко мне на тренировки, чтобы научиться постоять за себя – дети сейчас жестокие и агрессивные, надо уметь дать отпор. Я ее научила нескольких приемов, но у нее нет этого огня. Она просто ходит, желания не проявляет.

Я прихожу, получаю удары, но возвращаюсь снова, а не ухожу навсегда. Не знаю, почему так. Сама спрашиваю у мамы.

Мне просто все равно, если у меня синяк. Ничего страшного. Вот есть девушки, которые даже волосы себе не могут обрезать, для них это катастрофа. Я могу вообще легко. Я себе и виски вибривала, и коротко стриглась. Мне все равно. Разбили бы мне нос? Ничего страшного. Ну починили бы мне его. Я легко к этому отношусь. Надо жить так, как ты хочешь.

- Вы также тренер, заниматься с детьми. Что человеку дает ММА как вид спорта?

– Дисциплину. Понимание, что больно или не больно, ты должен пойти и выполнить план, потренироваться. Затем в жизни, даже если не пойдешь в профессиональный спорт, будешь понимать – если не хочешь идти на работу, ты все равно встанешь и пойдешь. Потому что тебе надо обеспечить себя и свою семью.

Это дает четкий режим. Особенно для мужчин это крутая дисциплина. Ребенок должен понимать – он ​​должен двигаться, это жизнь. А не сидеть, попу откинуть и просто существовать. Надо жить активно.

- Благодаря вам в Каменском увеличился интерес к ММА?

– Сейчас много молодежи приходит к нам в зал. По 25-30 человек. Детей много, девушек тоже. Им это интересно. Например, ребенок посмотрел в интернете UFC, потом приходит в зал и спрашивает: «А можно к вам записаться в UFC?». Это их завлекает.

- А родители как относятся к таким увлечениям детей? Должны же быть такие, кто называет это бессмысленным мордобоем.

– Есть родители, которые очень поддерживают своих детей. У меня есть девушка, которая занимается с пяти лет. Ее мама просто везде, покупает ей шлем, капу.

Есть родители, которые приводят для самообороны. А есть такие, которые просто хотят вывести ребенка из дома, потому что он сидит в планшете. Есть и такие дети, которые прогуливают школу, и родители их приводят.

Но есть такие, которые против такого вида спорта, потому что боятся за своего ребенка. Чтобы ему там что-то не сломали. У девушек есть стереотип, что пойдешь в бокс и там тебе сломают нос, станешь некрасивой. Мол, это не женский вид спорта.

Отвечаю на такое просто – посмотрите на меня, я абсолютно нормально выгляжу, не как мужланка. У меня на странице есть много женственных фотографий, где я не как боец.


***

Этот материал сделан совместно с Tribuna.com.
21 Сентября 2019
WWFC 15
Дворец Спорта, Киев
о турнире